Группа компаний «БИЗНЕС КАР» -
крупнейшая сеть официальных дилерских центров Тойота и Лексус в Европе

Вкусы вальса

09.08.2019

Вена похожа на огромную кондитерскую, где вас на каждом шагу подстере­гают кулинарные соблазны, один заманчивее другого. Да что там говорить: сам город с его дворцами в стиле барокко выглядит как большой кремовый торт. А еще Вену сравнивают с застывшей музыкой, ведь это город Моцарта и Штрауса… так что неудивительно, если путешествия от одного кафе до другого вы будете совершать в ритме вальса.

Гайдн и пирожные

Моё «сладкое путешествие» началось ещё в Будапеште, где я была по делам. Так что до Вены мне пришлось прокатиться по дорогам бывшей Австро-­Венгрии на автомобиле. Ехала я часа три по трассе М1 (самая скоростная), наслаждаясь идиллическими видами за окном и предвкушая встречу с прекрасным: меня ждал замок Эстерхази — первая остановка на пути к музыкально-­кулинарному раю.

Столица Австрии

Вена когда-то была центром огромных государств — ​Священной Римской империи (не путать с Древним Римом) и Австро-Венгрии. Двор её правителей Габсбургов поражал своим великолепием, а особым пристрастием правящей династии была музыка. Габсбурги собрали всех звёзд своего времени: Моцарт, Бетховен, Гайдн, Шуберт, Брамс, отец и сын Штраусы… Так что в каждом районе Вены сейчас «звучит» своя мелодия.

Торопиться не интересно: советуем отвести на всё минимум три дня, чтобы успеть посетить замок Эстерхази, Иннерштадт, ​Виден и ​Шёнбрунн. Насладиться Веной…

Дворец с аппетитным названием принадлежал семье Эстерхази (Эстергази). Они когда-то были самым богатым и знатным венгерским родом при дворе Габсбургов и владели этими землями с XVII века. Сама фамилия Эстерхази по легенде происходит от имени богини Иштар (Эстер), а свою родословную представители этого дома возводят к вождю гуннов Аттиле.

Аттила — ​предводитель гуннов, в V в. н. э. объединил тюркские и германские племена, создав королевство от Рейна до Волги. Воевал с Римом, Византией, вошёл в германские саги как величайший воин. Имел прозвище Бич Божий.

Большинство замков в Австрии превращены не столько в музеи, сколько в концертные залы и выставочные галереи, но парки остались самими собой и гулять там одно удовольствие.

Ещё замок Эстерхази знаменит тем, что в нем тридцать лет служил капельдинером композитор Йозеф Гайдн. Сейчас в зале его имени проходят концерты. Кстати, Гайдн когда-то написал мелодию, которая стала гимном Австрии.

Сейчас замок Эстерхази — дворцовый комплекс, где проводятся выставки, концерты, где можно просто погулять. И конечно же, насладиться вкусом настоящего торта «Эстерхази». Говорят, что его назвали в честь министра иностранных дел Венгрии Пала Антала III Эстерхази (1786–1866). Однажды придворный повар князя на спор приготовил торт без муки. Всем так понравилось, что с тех пор десерт «Эстерхази» входит в список шедевров мировой кулинарии. Делается он на основе коржей дакуаз из миндальной крошки и взбитых белков, а оформляют всё шоколадной ­паутинкой и лепестками миндаля.

Моцарт и кофе

От дворца Эстерхази до самой Вены было уже рукой подать. Здесь машину пришлось оставить: передвигаться по центру Вены, или Внутреннему городу (Innere Stadt), на авто — чистое безумие. Центральная часть, которая сейчас окружена Рингштрассе (местное бульварное кольцо), — это один большой музей под открытым небом, он целиком включён в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, так что гулять тут имеет смысл только пешком. А перед прогулкой в обязательном порядке подкрепиться чашечкой кофе по-венски.

Как появился кофе по-венски

Жители Вены убеждены, что стали первыми в Европе пить кофе. И даже называют событие, с которым это связано. Дело было в 1683 году: турецкие войска осадили Вену. Один из горожан, поляк Юрий Франц Кольшицкий (Кульчицки), сумел пробраться через кордон и привести подмогу. Вена была спасена, а герою за подвиг обещали любую награду. Тот попросил отдать ему многочисленные мешки, которые турки побросали при отступлении. В мешках был кофе, хорошо известный Юрию Францу, бывавшему в османском плену. Предприимчивый поляк начал бизнес и стал варить кофе… но вот незадача — ​горький напиток не нравился покупателям. Тогда путём проб и ошибок Кольшицкий пришёл к тому, что сейчас называют венским кофе: сладкому напитку с густой шапкой сливок и восточными пряностями.

Кофе по-венски приготовить совсем не сложно. Это крепкий, сладкий напиток без молока и с огромной шапкой из взбитых сливок.

Чтобы оценить размах и амбиции Габсбургов, начать осмотр Вены стоит с Хофбурга. Начиная с XIII века, когда на этом месте появился самый первый дворец, каждый последующий правитель что-то в нём достраивал и расширял. Поэтому сегодня по Хоф­бургу можно изучать историю архитектуры: там есть и готика, и ренессанс, и барокко, и классицизм, и неоампир. Строительство прекратилось только в 1912 году, незадолго до Первой мировой вой­ны, положившей конец самой империи.

Копье Судьбы

 

Среди реликвий Хофбурга есть артефакт — ​Копьё Лонгина. По преданиям, римский легионер (впоследствии св. Лонгин) пронзил им распятого Иисуса Христа. Этот предмет перешёл к Габсбургам от германского императора Оттона Великого. Копьё Лонгина (Копьё Судьбы) было атрибутом коронации императоров Священной Римской империи.

Недалеко от Хофбурга есть заведение, которое обязательно к посещению всем, кто хочет прочувствовать вкус и аромат Вены. Это кондитерская «Демель» (Demel), которая работает с 1778 года. Из-за непосредственной близости к Хофбургу здесь постоянно бывали члены императорской фамилии и придворные. Но главное — в кондитерской «Демель» изобрели шоколадный торт «Захер» (Sachertorte). Его придумал юный подмастерье Франц Захер, который замещал заболевшего шефа. Он приготовил свой знаменитый десерт в 1832 году для министра иностранных дел Меттерниха.

В Вене, особенно во Внутреннем городе, постоянно приходится решать одну и ту же проблему: куда повернуть — вот к этому дворцу или вон к тому собору, а может быть, вон к тому памятнику? Если вы оказались у дома Моцарта, всё просто: идите прямо на звук цокота копыт (я не шучу!) — и вы окажетесь на Штефанплатц.

Рядом с дворцом стоит Моцарт. Человек, с именем которого в Вене связано почти всё: кафе, рестораны, отели, бутики, десерты, конфеты, сыр, даже венский ликёр называется «Моцарт». Здесь же, неподалёку, расположен и дом-музей самого Вольфганга Амадея, на Домгассе, 5. В нём играет музыка из «Свадьбы Фигаро».

Во-первых, там великолепный готический собор св. Стефана (1359–1511), который причудливо отражается в стёклах дома Хааса (Haas-­Haus). Во-вторых, стоянка фиакров. И наконец, это ещё один гастрономический адрес Вены. Непосредственно на Штефанплатц есть магазинчик «Маннер» (Manner), где можно купить «те самые» вафли — в розовой упаковке с силуэтом собора, которые выпускаются аж с 1898 года. И это не единственный эксклюзив площади св. Стефана: напротив северной башни собора есть винотека, где можно приобрести бутылочку айс­вайн — ледяного вина.

Брамс и пиво

Погода была хорошая, поэтому по совету венских друзей, которые ждали меня в парке возле дворца Бельведер, я отправилась туда пешком. От Штефанплатц идти быстрым шагом примерно полчаса. Но какой может быть «быстрый шаг», если по пути встречаются такие чудеса, как Венская опера?

Дон Жуан и готик-метал

Сцена Венской государственной оперы — ​это мечта любого артиста и зрителя. Нынешний театр на Опернринг, 2, открылся в 1869 году «Дон Жуаном» Моцарта. В разное время Венской оперой руководили Густав Малер, Рихард Штраус, Герберт Караян. Не менее престижны и ежегодные балы, которые проводятся в здании театра. Забавная деталь: местные оркестранты организовали группу «Ангиция» и в свободное время играют… готик-метал.

Мои встречи с музыкой на этом не закончились: дальше по пути к Бельведеру, на Карлплатц, мне повстречался задремавший ­Иоганн Брамс. Оказывается, композитор жил неподалёку, в этом районе. И любил вздремнуть тут на лавочке.

В Вене очень удобное метро (U‑bahn, обозначается буквой U), на нём можно доехать в любой конец города, там понятная навигация, а билет действует и на наземном транспорте (как московская «Тройка»).

Бельведер — цель моей прогулки — был построен в конце XVIII в. для принца Евгения Савой­ского. Сегодня парк-сад у дворца — это излюбленное место отдыха венских жителей. Включая пикники. А что? Вокруг — красота: фонтаны, клумбы, газоны… как тут не расположиться с корзинкой сыров?

Шуберт и шницель

На третий день в Вене я почувствовала «передозировку» дворцами и пирожными. И чтобы слегка охладиться, отправилась на самый север Вены. Ведь столица Австрии — это цитадель не только барокко и кремовых тортов, но и самых влиятельных идей XX века — я о квантовой механике и психоанализе. В районе Альзергрунд, куда я собралась, жили и работали Эрвин Шрёдингер и Зигмунд Фрейд.

Имя первого связано с Венским университетом (угол Универзитетсринг и Универзитетштрассе). Само это учебное заведение входит в число старейших в Европе — основано в 1365 году. Помимо Шрёдингера, среди его выпускников немало нобелевских лауреатов — по медицине, физике, химии. А ещё это альма-­матер Австрийской экономической школы и Венской школы истории искусств.

Эрвин Шрёдингер (1887–1961) — ​один из создателей квантовой механики, ему принадлежат основные уравнения волновой теории. А ещё он автор знаменитого парадокса о «коте Шрёдингера» — ​мысленного эксперимента, где кот может быть одновременно и жив, и мёртв.

Шницель по-венски и картофельный салат

Gasthaus Rebhuhn оказался и правда аутентичным местом. В меню было то, по чему сильнее всего скучает человек, объевшийся пирожных, — ​хороший шницель по-венски. Классическое блюдо австрийской кухни подаётся с картофельным салатом. Под такую закуску трудно отказаться от рюмочки традиционного австрийского шнапса. По совету хозяина я взяла грушевый (и не пожалела).

В венских киосках можно купить сосиски по-венски, сосиски, нашпигованные сыром, жареные колбаски. Они подаются на выбор со сладким или острым соусом. Пиво, само собой, — ​в большом ассортименте.

Австрийские сыры

Ничем не хуже французских (хотя сортов, конечно, меньше). Для перекуса в Бельведере выбрали остеркрон с голубой плесенью, амадеус с корочкой (да, любят тут Моцарта), оранжевый мондзеер и горный бергкезе. Под бутылочку цитрусового пива Radler (смесь лагера и лимонада) получилось то, что надо!

Пройдя вверх, через Универзитетштрассе, я оказалась в парке Зигмунда Фрейда со странным каменным столом, а там уже было недалеко и до дома-музея самого отца психоанализа — он расположен в десяти минутах ходьбы. Музей — это бывшая квартира Фрейда, где он жил со своей семьёй и принимал пациентов. Предметы мебели, коллекция античных предметов, которые собирал психоаналитик, библиотека… Побродив по музею и окунувшись в глубины подсознания, я поняла, что мое супер-эго требует обеда. Любезные сотрудники музея подсказали, что дальше по Берггассе есть ресторан австрийской кухни.

Парком и музеем фрейдовские места в Вене не ограничиваются. А особого внимания заслуживает Башня дураков (бывшая ​больница для душевнобольных). Сейчас там музей естествознания. Довольно жуткий, кстати.

Чтобы немного развеяться, можно пройтись ещё на север по Нусдорферштрассе, и на пересечении с Шубертгассе будет музей Франца Шуберта (здесь родился и жил композитор). Шуберт прославился романтическими песнями на слова Шиллера и Гёте.

Бетховен и сосиски

Когда душа венского жителя требует развлечений, то он направляется в Леопольдштадт — район, где расположен парк аттракционов Пратер. Это место недавно было пригородным, и ехать туда лучше на машине или на метро до станция «Пратерштерн».

Главная достопримечательность Пратера — огромное колео обозрения, построенное в 1897 году к 50-летию императора Франца Иосифа I. Колесо в высоту 60 м, и с него открывается потрясающий вид на город. А ещё неподалёку от него располагается один из лучших киосков с сосисками.

Штраус и штрудель

Как мне сказали австрийские друзья, если хочется яркой концовки в венском путешествии, нет ничего лучше «трёх Ш»: Шёнбрунн, Штраус, штрудель.

В одном из уголков Шёнбрунна стоит позолоченный памятник признанному «королю вальсов» Иоганну Штраусу. А в самом парке нередко играет его музыка.

Шёнбрунн (1696–1713) — летняя резиденция Габсбургов, один из самых красивых парков Европы. Дворцы, фонтаны, клумбы, скульптуры, живописные «античные развалины», оранжереи с экзотическими растениями и любимое развлечение эпохи барокко — «живые» лабиринты. В общем, роскошная императорская дача, можно только посоветовать выделить на прогулку как можно больше времени.

Но, скажу вам по секрету, приезжают сюда не только ради красот. В Шёнбрунне один из лучших европейских зоопарков. Его звезда — большая панда. Но есть свои нюансы. Лайфхак для наших читателей: если вы не увидели панд на открытой площадке, не отчаивайтесь — обойдите вольер с правой стороны и зай­дите внутрь павильона: мишки просто пошли перекусить. Я так и сделала. А получив свою дозу «плюшевого счастья», поняла, что перекусить не помешает и мне. Тем более что была еще третья «Ш», ради которой стоило ехать в Шёнбрунн: яблочный пирог в придворной пекарне Residenz. Там есть даже штрудель-шоу, где показывают, как правильно готовить легендарный десерт. И не забудьте захватить кусочек-­другой «венской сказки» в обратную дорогу.

Похожее по теме