Группа компаний «БИЗНЕС КАР» -
крупнейшая сеть официальных дилерских центров Тойота и Лексус в Европе

По дорогам перемен

25.01.2018

У большинства из нас машина ассоциируется не просто с комфортным передвижением из точки А в точку Б, а с интересным путешествием. Мы поговорили со знаменитым путешественником, журналистом, руководителем авторского проекта «Клуб путешествий» Михаилом Кожуховым и его женой Еленой о любимых машинах, путешествиях и новых планах. 

— Михаил, наверняка, выбирая Lexus супруге, вы прикидывали, куда на нём можно доехать? NX 200 хотя и не большой, зато полноприводный…

Михаил: Не совсем. Единственное, что было для нас важно, — чтобы это был кроссовер, мини-джип, потому что мы живём за городом, а на наших дорогах нужен именно такой «проходимый» автомобиль. Остальные же факторы скорее эмоциональные, чем практичные. Ведь выбор машины — это как выбор блюда в ресторане, нового путешествия или любимой подруги. Даже если мне говорят, что автомобиль «ест много», у него плохая шумоизоляция и т. д., для меня это совершенно неважно. Важно, чтобы союз между человеком и машиной осуществлялся по взаимной симпатии. А в этот раз выбирала жена…

— Елена, для вас тоже важнее всего эмоциональный фактор?

Елена: Безусловно! Моя новая машина — красивая «лошадка», очень грациозная. И при этом не капризная, а лёгкая, я с ней очень быстро подружилась. В общем, моя машина.

— Михаил, под капотом выбранного вами Lexus NX 200 стоит безнаддувный бензиновый мотор, надёжный и неприхотливый, можно сказать, классика, проверенная временем. А ведь можно было взять гибрид или бензиновый мотор с турбиной. Вы, к слову, интересуетесь современными автомобильными технологиями или полагаетесь на советы знатоков?

Михаил: Я в этом мало что понимаю, поэтому если мне говорят, что есть такая технология, которая за меня что-то решит, то я воспринимаю это с благодарностью. Естественно, если мне нравятся два «одноклассника», я отдам предпочтение тому, у кого современных опций больше. Но я человек гуманитарный, поэтому для меня важнее советы знатоков.

«Я очень люблю водить, но легко доверяю руль жене. Я не нервничаю и не даю советов по стилю вождения. По маршруту могу подсказать, но не по способу вождения. Жена давно за рулём, и я ей доверяю».

— Сейчас на слуху тема беспилотных автомобилей, Lexus тоже активно работает в этом направлении. Не страшно будет отправиться в путешествие на машине, которой не нужен водитель?

Михаил: Я думаю, что каждому из нас это придётся сделать. Мы же ездим в аэропортах на беспилотных поездах и не боимся. Уверен, что и беспилотники вскоре станут таким же обычным делом, каким когда-то стал сам автомобиль. Люди пересели с лошадей на машины, и, наверное, многих в то время так же пугала эта мысль. Но ничего. Привыкли. Дело времени.

Елена: Я не очень в это верю, потому что считаю, что на дороге, как и в жизни, есть масса ситуаций, в которых правильное решение может принять только сам человек. Мне папа всегда говорил: «Машина — это твоё продолжение». Мне эта мысль нравится.

— Михаил, а вы комфортно себя чувствуете, если не вы за рулём?

Михаил: Я очень люблю водить, но понимаю, что, если бы из дома на работу меня возил водитель, я бы успел намного больше всего сделать. Поэтому отвечу: да, вполне комфортно. Я не нервничаю и не даю советов по стилю вождения. Легко доверяю руль жене. По маршруту могу подсказать, но не по способу вождения. Жена давно за рулём, и я ей доверяю.

88_93_mihail_kojuhov05

— Случалось ли вам путешествовать на автомобиле на дальние расстояния? Каков ваш рекорд за рулём — по времени и по километрам?

Михаил: Рекорд — 800 километров по Испании. Я проснулся в Бильбау, выпил кофе в Сан-Себастьяне, пообедал в Памплоне, потом остановился в Сарагосе, и вечером был в Барселоне. Поездка заняла у меня день, и я был очень усталым, конечно. Ещё я много ездил на дальние расстояния в Бразилии, потому что там нет железнодорожного сообщения, и люди, как и у нас в Сибири, считают, что тысяча километров — совсем немного.

— У вас трое детей, вы всем привили страсть к путешествиям…

Михаил: Страсть к путешествиям невозможно привить. Говорят, что недавно учёные обнаружили какой-то ген путешествий. Уверяют, что обладатели этого гена были среди тех наших предков, которые заставляли остальных перемещаться, искать новые пастбища. Думаю, мы с женой передали такой ген своим детям.

88_93_mihail_kojuhov04

— «Если бы у меня было несколько жизней, одну из них я бы прожил матросом парусника ‘‘Крузенштерн’’» — так вы сказали. Мечта об этом ещё осталась?

Михаил: Экспедиция на «Крузенштерн» — флагманский проект «Клуба путешествий». Я с клубом туда возвращался уже пять раз, а в общей сложности был там уже шесть раз. Кстати, помимо матроса, я присмотрел себе ещё одну должность на паруснике. Она называется «начпрод» — это человек, который закупает и потом выдаёт на камбуз продукты. Вот это мне нравится.

— Когда вы впервые вышли в море?

Михаил: На «Крузенштерне» шесть лет назад. И это не просто хождение под парусом, это именно хождение на легендарном паруснике. Во-первых, ему 91 год, и в ми­ре сегодня мало его ровесников, механизмов такого размера. Когда-то подобных кораблей было около 80, а сейчас осталось всего два: «Седов» и «Крузенштерн». Это — чудо техники.

Во-вторых, это сплошная красота, потому что когда он ставит все паруса, то их общая площадь составляет 3700 квадратных метров.

И наконец, это особенная территория, где работают невероятной чистоты и красоты люди, общение с которыми мне доставляет абсолютную радость.

«Я впервые сел за руль в Кабуле, и это был удивительный опыт, потому что там участники движения все — от верблюда до танка, и нет никаких правил, сигналов и светофоров. Мне потом пришлось переучиваться в цивилизованной обстановке».

— Вы ведёте достаточно активный образ жизни. Не хотелось когда-нибудь просто приехать в жаркую страну, упасть на пляже и неделю не вставать?

Михаил: Нет. Я однажды пытался так отдыхать, сходил на пляж. Через десять минут такого отдыха я оттуда ушёл, вернулся в номер и сел за компьютер под кондиционером. Это не моя история.

— «Над Кабулом чужие звёзды» — ваша книга о вой­не. Вы бывали в Афганистане после того, как «на предпоследнем советском БТРе» покинули страну? Не возникало желания сесть в машину и прокатиться по знакомым местам?

Михаил: Бывал. Ездил в Панджшерское ущелье, куда во время войны можно было попасть только на вертолёте или во время боевой операции с колонной. Кстати, именно там, в Афганистане, я впервые сел за руль. Учился ездить в Кабуле, и это был удивительный опыт, потому что там участники движения все — от верблюда до танка, и нет никаких правил, сигналов и светофоров. Мне потом пришлось переучиваться в цивилизованной обстановке и с интересом обнаружить для себя, например, рычаг, который включает поворотники. Там он не использовался. У каждого остаётся в памяти первый автомобильный опыт, у меня он связан с Кабулом.

— Михаил, вы руководитель уникального авторского проекта «Клуб путешествий». Расскажите о нём.

Михаил: Все наши поездки в рамках клуба чем-то напоминают мои телевизионные программы, только в «диетическом» варианте. Некоторым зрителям казалось, что этот дяденька ничего не делает, только путешествует. На самом деле за этим стоял очень тяжёлый и напряжённый труд. Поэтому это вариант полегче, но в главном они похожи: ты должен «привезти» из путешествия новых людей, воспоминания о которых станут воспоминаниями о стране. В идеале после путешествия ты должен сказать своей жене: «А помнишь того Джона, с которым мы пили кофе на дороге 66?» А дорогу 66 не помнишь… Потому что Джон в любом путешествии важнее дороги.

Второе — это личный опыт, который приобретаешь в по­ездке. Так, в Грузии, например, ты сварил чурчхелу самостоятельно, в Индии сел за гончарный круг, в Новой Зеландии вместе с шаманом пообщался с духом предков. Этот опыт не утилитарный, но он расширяет твоё представление о мире и о себе самом. В наших поездках, кроме местного жителя, который показывает тебе страну так, как он показывал бы её своим друзьям, всегда есть душа компании. Например, с нами ездят Андрей Макаревич, Алекс Дубас, Олег Нестеров. Есть и другие. Это те, кто отвечает за атмосферу во время поездки, чтобы люди вернулись из неё друзьями, а не просто попутчиками.

Среди наших поездок, кстати, бывают и автомобильные. Вот у нас есть маршрут по Армении на джипах в сто­роне от автобусных дорог. Был опыт путешествия на джипах по Намибии. И будет больше, потому что мы начали новое направление для любителей адреналина. Это будут поездки по России и не только, которые будут сочетать в себе перемещения на каких-то технических средствах — от джипов до снегоходов.

Когда мы разрабатываем маршрут и договариваемся с партнёрами, мы всегда делаем упор на том, что нам нужно придумать и воплотить такое путешествие, которое человек сам себе организовать не сможет. И тогда там появляются правнучка Франца Фердинанда или правнук Леопольда — принца Баварии. Сам, кстати, тоже Леопольд и принц Баварии.

po_dorogam_peremen1200

— Елена, ваш муж всегда в поездках, иногда рискованных. Как вы к этому относитесь?

Елена: Мой муж — это человек, который всегда принимает решения сам. И я не могу на это повлиять. Но я знаю: как бы он ни решил, как бы это ни было рискованно, он вернётся. А моя задача — сделать так, чтобы, когда он возвращается, в нашем доме всегда горел свет в окне и он чувствовал, что мы его ждём.

Похожее по теме