Группа компаний «БИЗНЕС КАР» -
крупнейшая сеть официальных дилерских центров Тойота и Лексус в Европе

Из чего сделана душа самурая

11.12.2019

Японский меч можно смело назвать одним из символов Японии. Даже самые далёкие от японской культуры люди при упоминании этой страны в первую очередь, скорее всего, вспомнят про цветы сакуры или самураев с удивительно острым мечом необычной формы.

Наверное, благодаря этим двум вещам, остроте и форме, нихон-то (яп. «японский меч») и прославился на весь мир. На самом деле непосредственно мечом считается, прежде всего, только сам клинок, всё остальное — ​рукоятка, гарда, ножны, — ​конечно, необходимо, но может быть отделено.

Каким же образом в стране, известной отсутствием полезных ископаемых, получилось создать удивительно острое и в то же время прочное оружие? Культура обработки металла в целом, как и многое другое, была привезена в Японию из-за моря. В частности, первые бронзовые мечи попали туда с Корейского полуострова, а производство своих изделий на островах началось примерно в II в. н. э. Изначально они изготавливались из бронзы, потом из импортированной железной руды, а впоследствии были открыты собственные месторождения.

Самураи клана Симадзу из княжества Сацума периода Войны Босин. Фотограф Феликс Беато, 1860-е

«Миямото Мусаси убивает чудовищную летучую мышь в горах провинции Тамбо». Художник Утагава Куниёси.

Миямото Мусаси (1584—1645) считается одним из самых известных фехтовальщиков в истории Японии. Современники дали ему прозвище Кэнсэй (яп. «Святой Меч»).

В древней Японии начала развиваться горнодобывающая промышленность, но в области добычи железной руды преобладал, скорее, метод «вымывания»: железосодержащий песок добывался из рек по такому же принципу, что и золото на Аляске. Территориально месторождения располагались в центральной части страны в регионе Тюгоку (преф. Тоттори, преф. Симанэ, преф. Окаяма, преф. Хиросима). Не случайно и по сей день область Бидзен в префектуре Окаяма — ​одно из самых известных своим кузнечным промыслом мест, а в префектуре Тоттори расположен один из крупнейших музеев японского железа.

Возвращаясь к изготовлению мечей, следует отметить, что у японской руды высокий углеродный индекс, что делает этот материал весьма хрупким.

Начиная с периода Кофун (середина III в. — ​середина V в.) постепенно начала развиваться техника очистки руды от шлаковых примесей и лишнего углерода под названием «татара». Это весьма затратный и с точки зрения времени, и с точки зрения ресурсов процесс: он занимает несколько дней, из десяти килограммов руды получается около килограмма стали и килограмм чугуна соответственно, а для каждой выплавки строится глиняная печь шириной около полутора метров. В ранний период встречались и более широкие печи, но с точки зрения конструкции это не очень выгодно: по бокам прорезаются вентиляционные отверстия размером около полуметра для поддержания внутри одинаковой температуры. «Начинка» же состоит из примерно полуметрового слоя угля, к которому по достижении необходимой температуры под чутким руководством мастера ассистенты сверху подсыпают железный песок. Постепенно из железа выходят различные примеси, и получившийся цельный кусок руды опускается вниз. После окончания выплавки печь разрушается. В результате получается более чистый кусок железа, с которым дальше работают кузнецы.

Нельзя сказать, что вся последующая обработка этого железа — ​финишная прямая на пути к тому самому загадочному мечу. Скорее, наоборот, выплавка железа — ​всего лишь первая ступень.

Несмотря на смену эпох и технологический прогресс, меч был и остаётся одним из главных культурных символов и важнейших элементов художественной традиции Японии.

Для изготовления меча кузнец использует не цельный кусок железа, а несколько прямоугольных кусочков с разными характеристиками. Обычный набор: прочный кусок стали высокого качества для сердцевины, мягкий металл для лезвия и что-то среднее по обе стороны. Получается не очень большая заготовка длиной около 15 сантиметров, которую множество раз нагревают и проковывают, придавая требуемую форму. В разные эпохи использовались разные металлы: к примеру, в эпоху «воюющих провинций» (эпоха Сэнгоку, середина XV в. — 1590 г.) чистый качественный, а оттого и дорогой металл был в дефиците, потому его использовали совсем мало или не использовали совсем.

Заготовки мечей. Музей NBTHK, Токио, Япония

В процессе ковки заготовка неоднократно складывается вдоль и поперёк. Таким образом, внутри меч состоит из множества слоёв, что придаёт ему крепкость и упругость. Важно, чтобы удары по заготовке происходили в одном ритме, иначе кусочки соединятся неравномерно и результат будет не столь хорош.

Закалка также происходит особым образом. Когда заготовке придана необходимая форма, кузнец наносит на лезвие слой глины, прогревает будущий меч в печи, а после резко охлаждает его. Области с более толстым слоем глины прогреваются слабее, соответственно, слабее и закаляются. Области с более тонким слоем — ​наоборот. Именно благодаря этому способу на лезвии появляется характерный волнистый узор, или же хамон.

Нужно добавить, что эта ступень одна из самых «рискованных» для меча, поскольку если перегреть меч либо, наоборот, недостаточно нагреть, то вся работа пойдёт насмарку.

Способ нанесения глины зависел исключительно от предпочтений отдельного кузнеца и «моды» той эпохи, поэтому по узору довольно часто можно определить и время, и мастера.

После закалки работа переходит к шлифовщику. Он не просто шлифует, но и затачивает меч, по сути стирая верхний слой металла. В руках умелого мастера хамон становится только заметнее, непрофессионал же может полностью стереть узор на лезвии. В древней и средневековой Японии профессия шлифовщика считалась не менее, а то и более значимой, нежели профессия кузнеца, поскольку первый мог выполнить и в своём роде роль реставратора — ​восстановить старый и ржавый меч. Итоговый узор на лезвии после шлифовки называется «хада», что в переводе с японского значит «кожа».

Шлифовальщик мечей. Фотограф Катерина Волькотт, около 1909 г., библиотека Университета Вермонта

Шлифовка происходит при помощи как минимум семи специальных камней (в разные эпохи количество варьировалось), от самого крупнозернистого к самому мелкозернистому, причём последний мог быть размером с несколько песчинок.

Именно из-за столь тщательной обработки лезвия стоит несколько раз подумать перед тем, как хвататься за него руками. Дело не в том, что лезвие невероятно острое, а в том, что кожные выделения отлично прилипают к столь отполированной поверхности, остаются на ней, вызывают ржавчину и, по сути, губят меч. Тот же эффект даёт слюна, потому японский меч в руки следует брать только в хлопковых перчатках и смотреть на него лучше в молчаливом восхищении.

«Облачение» меча представляет не меньший интерес, чем само лезвие. Во-первых, обычно каждому лезвию соответствуют два комплекта облачения. Первый — ​сиросая, так сказать, базовый. Деревянные ножны без излишеств и простая рукоять без гарды.

Второй комплект — ​косираэ, состоит из примерно десяти частей, каждая из которых изначально играла чисто практическую роль, но впоследствии стала элементом высокого искусства. Речь идёт о гарде (яп. «цуба»), которая была призвана защищать кисть руки. На заре культуры изготовления мечей гарда представляла из себя овальную пластину с, возможно, выкованным гербом клана, но впоследствии её дизайну стали уделять больше внимания: для нанесения рисунка использовали драгоценные металлы, чернение и другие техники.

Гарды цуба японских мечей

Рукоять косираэ обычно покрыта акульей кожей: та весьма зерниста, и это позволяет руке не скользить. Кожа крепится к рукояти на торце при помощи касира (яп. «голова»). На рукоять обычно при помощи шнура крепится маленькая фигурка-­талисман мэнуки. Считается, что она защищает владельца меча от несчастий, обычно выполнена в том же стиле, что и касира и кодзука. Последнее — ​маленькие ножны и маленький меч, крепящиеся на рукояти с противоположной от мэнуки стороны. Ходят легенды, что этот маленький меч самурай мог применить в безвыходной ситуации, окружённый врагами. На самом деле этот инструмент использовался для бытовых нужд в походе: не будешь же катаной чистить овощи или резать бамбук. Эксперты по японскому оружию признают, что данным инструментом самураи могли чесать труднодоступные под доспехами места.

Рукоять косираэ могла выглядеть очень по-разному

Нельзя сказать, что эта культура принадлежит уже ушедшим эпохам: согласно оценкам экспертов, изготавливаемые сейчас мечи ничуть не хуже. Хотя проблема китайских подделок существует и на этом рынке. К слову, экспертной оценкой в самой Японии занимаются несколько организаций, представленных и в Европе. В Токио у одной из них есть музей, в котором представлен широкий ряд как самих клинков, так и их облачения. Желающим же познакомиться поближе с процессом изготовления меча придётся отправиться в г. Тоттори одноимённой префектуры — там при поддержке холдинга HITACHI был открыт музей японской стали.

За пределами Японии увидеть этот элемент её культуры куда сложнее: мечи запрещено вывозить из страны. Тем не менее в результате различных исторических событий они так или иначе попадали за рубеж, потому их можно найти в некоторых музеях Европы.

Похожее по теме