Группа компаний «БИЗНЕС КАР» -
крупнейшая сеть официальных дилерских центров Тойота и Лексус в Европе

По ту сторону Африки

21.09.2017

На Мадагаскаре расстояние измеряют временем, а время не считают. Только наблюдают. Буквально. Пейзаж мезозойской эры, «тёмные» города, не знавшие изобретений Эдисона, золотоискатели XIX столетия, языческие ритуалы и анимизм. Главное — выбрать проходимый вид транспорта. Дорога сквозь время не бывает гладкой.

Города островам не к лицу. Антананариву, столица Мадагаскара, — хаотичный город-рынок, где полезное пространство, за исключением пары «колониальных» оазисов, заполнено уличной торговлей, сквозь которую ползут послевоенные такси с шашечками, идут рикши пус-пус, шныряют тук-туки и терпеливо ожидают очереди туристические джипы.

На прилавках — точнее, прямо на земле — разложена история и экономика острова. Рядом с мешками с рисом (сельское хозяйство — основа экономики) лежит набор шаров для петанка, разнообразные соломенные шляпки и веер (воспоминание о временах французских колонизаторов). Сломанный вентилятор, мухобойки, поделки из жестяных чайных банок и груда невнятного барахла на продажу рассказывают о том, что в бедной стране нет одноразовых вещей и понятия «мусор».

Последними из торговцев, на выезде из города, сидят угольщики. Картофельный мешок угля стоит 4 евро. Для его производства сжигают большое дерево. Одна семья использует этот уголь за две недели. Простая математика доступно объясняет, почему на тропическом острове так мало деревьев и так много рисовых полей. Мадагаскар уже потерял больше 80 % лесных массивов. Причём не обычных, а реликтовых. Малагасийцы пустили на дрова «Александрийскую библиотеку» уникальной флоры и фауны. Жители спохватились лишь в конце 1980-х, начав создавать сеть национальных парков-заповедников, где штраф за вырубку деревьев — тюрьма.

В заповедниках планета сохранена в том виде, какой она была в эпоху дробления суперконтинентов на привычные нам материки. К эпохе мезозоя ведёт загруженная фурами федеральная трасса 2, вдоль которой расположено несколько национальных и частных парков.

К сведению туриста

Учитывая, что стоимость аренды автомобиля без водителя практически равна стоимости аренды автомобиля с водителем, а также плохое состояние дорог и небезопасную обстановку в тёмное время суток, — комфортнее путешествовать с местным водителем. На форумах путешественников можно заказать проверенного водителя-гида с хорошим знанием английского (чаще они говорят по-французски) и местных обычаев.

 

Сохранённый одним из первых кусочек девственного леса — парк Андасибе-Мантадиа. Многоэтажный бурелом из гигантских деревьев, лиан и корней населён фантастическими созданиями. Носатые и двурогие хамелеоны, жуки-жирафы и, конечно, лемуры. Похожие на мягкие игрушки бамбуковые и чёрно-белые лемуры, пролетающие на высоте золотистые диадемовые сифаки, поющий оперные арии долговязый индри. Местные жители называют этого лемура  бобоката — «предок», считая его лесным человеком.

Но самый удивительный бестиарий просыпается ночью. Мышиные лемуры размером со стаканчик мороженого, причудливые хамелеоны и персонаж страшных малагасийских сказок — руконожка ай-ай. Лохматый и пучеглазый «чёрт» шумно скребёт кокос-приманку длинным пальцем, чмокает и окидывает затаившихся туристов слепым взглядом.

«Чёрта» проще всего увидеть в парке Пальмариум. Это несколько островков среди заводей восточного побережья. В отеле Пальмариума электричество дают по часам, а интернет по чайной ложке. Зато лемуры чувствуют себя увереннее, чем люди, расхаживая по дорожкам и оккупируя гамаки постояльцев.

На заметку

Для вождения автомобиля на Мадагаскаре нужны права международного образца. Арендовать автомобиль может человек старше 23 лет.

 

Страна «Сделай сам»

От столицы до термального курорта Анцирабе 160 км, но ехать 4 часа. Узкая двухполосная трасса усеяна колдобинами. Зато на такой скорости удобно глазеть по сторонам. Как и в любой развивающейся стране, жизнь жмётся поближе к дороге. Городки, деревни, пешеходы. Вдоль любой трассы идёт постоянный поток путников. Дети, взрослые, семьи, крестьяне, рабочие. Каждый что-то несёт, катит, волочит. Дерево, бочку, тюк с сеном.

Осенние сухие поля превращены в кирпичные мануфактуры. Кирпич, как и многие другие товары, делают вручную. Будто промышленной революции не было, и на дворе XIX век. Производственный процесс наблюдаешь по ходу движения. Глину с полей замешивают в жидкое «тесто» и выкладывают в деревянные решётки-формы. «Куличики» подсушивают на солнце, после чего складывают в подобие круглой печи. Внутри печки разжигают костёр. Опытный «пекарь» за один день выдаёт несколько сотен кирпичей. Ароматный дым от мини-фабрик, работающих на древесном угле, — фирменный запах Мадагаскара.

«Кирпичные» деревни сменяет городок Амбатолампи. Вдоль дороги стоят пирамиды алюминиевых тазов и котелков. Литейщики Амбатолампи обеспечивают кухонной утварью весь остров. Мастерские по производству алюминиевой тары — тёмные сараи, где полуодетые, чёрные от копоти и блестящие от пота, поджарые малагасийцы неустанно плавят и отливают жидкий металл в земляные формы. «Почему босиком? — Худой мальгаш Ната улыбается. — Безопаснее. Раскалённый алюминий с голой ноги проще смахнуть, чем выковыривать из ботинка».

Обувь чётко определяет статус и состояние человека. Обутый малагасиец либо хорошо зарабатывает, либо приоделся к празднику. 3300 рикш, живущих в Анцирабе, работают босиком, надевая обувь по выходным дням. «При нашей работе и дорогах ботинки снашиваются за пару месяцев».

Красочные тележки-рикши здесь называют пус-пус (дословно — «толкай-толкай»). В основном их используют горожанки, чтобы дёшево довезти покупки от рынка до дома. И французские туристы, чтобы вспомнить колониальные времена, когда город был модным термальным курортом. Сегодня от европейской SPA-инфраструктуры остался только гранд-отель с «термальным» названием и потёртой роскошью столетней давности. А лечебные минеральные источники жители окрестных деревень используют как прачечную с горячей водой.

Танцы вокруг склепа

Осень — сезон, когда малагасийцы проводят обряд фамадихана, «верчение костей». Поминки в стиле Феллини под бравурную музыку Бреговича. Раз в несколько лет каждая семья (зависит от благосостояния) собирает все поколения, дальних родственников, друзей и знакомых возле родного склепа. Нарядная толпа с размахом закусывает и выпивает. Члены семьи произносят речи. Играет разудалый духовой оркестр. Эпицентр праздника — вынос останков из склепа под звуки гимна, который сильно смахивает на французскую «Марсельезу». Родственники разворачивают старый саван, стряхивают пыль с костей, оборачивают их новой тканью. И танцуют с обновлёнными свёртками в руках, окончательно превращая реальность в абсурд. Попасть на фамадихану можно в окрестностях Анцирабе. Поговорите с гидом или владельцем отеля, в какой деревне в ближайшее время готовится событие. Вам будут рады, но будьте готовы к небольшой плате за визит.

 

 

Сапфировые берега

От Анцирабе до Морондавы дорога пустая. Редкие маршрутные такси и междугородние автобусы ныряют по выбоинам узкой трассы. Пейзаж зачищен от цивилизации, какой мы её знаем последние 100 лет. Здесь главные достопримечательности — реки и мосты через них.

Под мостами открываются картины позапрошлого века. Будто золотоискатели из книжек Джека Лондона перебрались из Калифорнии на Мадагаскар. Целые деревни занимаются поиском золота. Мужчины работают кирками. Женщины намывают ценные крупинки в мутной воде.

Ремесленная добыча драгоценного металла и камней — одна из культурных традиций малагасийцев, живущих на острове с самыми перспективными залежами золота и сапфиров в Африке. Как минимум миллион человек занимается этой практикой. Больше населения задействовано только в сельском хозяйстве.

Кустарные методы не поражают объёмами. Три старателя за день намывают грамм золота. Зато это экологичный и наименее травматичный для природы способ. Недаром в прошлом году правительство, настроенное на спасение ценной во всех смыслах экологии, наконец-то легализовало давний обычай.

Если под мостом не моют золото, то моются сами. Девочки по одну сторону, мальчики — по другую. Сельский Мадагаскар живёт без коммунальных удобств: водопровода, канализации и даже без электричества. За пределами городов лампочки светятся только у 5 % населения.

Поэтому с наступлением сумерек дорога исчезает. Пейзажи сливаются в сизую мглу с редкими точками костров, выдающих места обитания человека. Тьма прошлых столетий, не знавших искусственного освещения, накрывает остров.

Водитель нервничает, пытаясь на ощупь объехать ямы и не слететь в кювет на дороге без ограждений и знаков. А я заворожённо гляжу в небо, не испорченное светом цивилизации и полное звёзд такого же размера и блеска, как поддельные сапфиры на тёмных ладонях уличных торговцев. Богатые недра Мадагаскара обеспечивают треть мирового сапфирового рынка. Камни «прямо из карьера» тут предлагают на каждом туристическом углу.

Сначала ты с интересом разглядываешь цветные стекляшки, но вскоре понимаешь, что ценность острова не в залежах металлов и драгоценных камней. И даже не в пиратских кладах, десятками похороненных в прибрежных водах. Два года назад такой клад, 50-килограммовый слиток серебра, нашёл Барри Клиффорд, профессиональный искатель сокровищ.

По-настоящему драгоценны впечатления. Прикосновение «лесного человека» индри с невероятно нежными ладошками. Силуэты китов, просвечивающие сквозь гладь океана. Ты видишь их прямо из иллюминатора самолета. Смех ребятишек, впервые увидевших своё изображение на экране фотоаппарата.

На Мадагаскаре вспоминаешь о том, что для счастья нужно совсем немного. Глиняная мазанка с окнами на «полезное», как утверждают малагасийцы, закатное солнце. И баобаб по соседству. Идёшь мимо — прикоснись к стволу и загадай желание. Баобаб его наверняка исполнит. Если не для тебя, то для твоих потомков. Время — это условность.

Советы в дорогу

Всегда спрашивайте разрешения на фотографию. На Мадагаскаре существуют религиозные табу, связанные с изображением человека.

 

Берите с собой аккумуляторы для зарядки техники. Заряжайте устройства в автомобиле. В отелях часты перебои со светом. Во многих отелях электричество отключают по ночам.

 

Не покупайте ваниль на улице — это низкопробный продукт, который сгниёт по пути домой. Качественные специи продают в специализированных магазинах и в аэропорту.

 

«Лемуры и баобабы»

Маршрут — мадагаскарская «восьмёрка» в 1700 км. Главные достопримечательности — национальные парки с лемурами, аллея баобабов, западный и восточный берег.

Стартовать из столицы, предварительно осмотрев королевский дворец и перекусив в колониальных ресторанчиках. Доехать до восточного берега по трассе 2, заглянув в частные парки. Оставить машину на парковке в «Ораниа Лодж»1 возле Манамбато и доплыть на лодке до Пальмариума. Провести пару дней наедине с природой и лемурами. Дополнить маршрут вылазкой на остров пиратов, китов и чудесных пляжей — Сент Мари. Либо отправиться по той же дороге обратно с остановкой на ночь в отеле Vakona Lodge, чтобы осмотреть природный заповедник Андасибе-Мантадиа (не забудьте взять ночную экскурсию!).

Объехать столицу и уйти на юг по трассе 7 до Анцирабе с короткой остановкой в алюминиевой деревне Амбатолампи. В Анцирабе пожить колонизатором: прокатиться на рикше пус-пус, накупить сувениров и пройтись по рынку. Если повезёт — посетить фамадихану. Приготовиться к живописному перегону до Морондавы. Возможна ночёвка на полпути в Миандривазу. Посмотрев аллею баобабов2  и помахав маме-Африке через Мозамбикский пролив, можно отправляться в обратный путь.

Похожее по теме